История Лакановских семинаров

История Лакановских Семинаров в Музее Сновидений Фрейда

19 марта 2000 года Ольга Суслова, философ и психоаналитик, выступила в Музее сновидений Фрейда с лекцией «Лакан: смутный объект желания». После этой лекции возникла идея совместного чтения текстов Лакана. Ольга Суслова и Виктор Мазин приняли решение начать со следующего сезона проведение семинаров. Началу семинаров предшествовал еще ряд событий.

15 апреля 2001 года в Музее отмечалось 100-летие со дня рождения Лакана. Праздник Лакан-100 состоял из целого ряда мероприятий: конференции и выставок. Конференция объединила философов и психоаналитиков. Участники конференции: Виктор Мазин, Вячеслав Сухачев, Александр Исаков, Вячеслав Литвинский, Александр Черноглазов, Нина Савченкова, Ольга Суслова. В центре рассмотрения  — проблемы субъекта, желания, истины в текстах Лакана. Конференцию предваряла выставка Сергея Бугаева и Сергея Ануфриева «Бсз.: Ассоциации по Лакану». Также к празднованию дня рождения Лакана были приурочены выставки: совместно с Галереей Д-137 «Посвящения «Началу мира» Густава Курбе» (Дмитрий Шубин, Дмитрий Пиликин, Александр Флоренский, Павел Пеперштейн, ФНО, Зоран Насковски, Иван Разумов и др.), и выставка Алексея Тихонова «Фотография памяти Лакана». Праздник сопровождался кинопоказом «Труды Жака Лакана» (Эмиль Вейс), выставкой «Книги Лакана и о Лакане» Ольги Сусловой.

Открытие Лакановских семинаров состоялось 4 октября 2001 года. На нулевом семинаре обсуждалась статья Жака-Алэна Миллера «Ребенок разделяет». Вела семинар Ольга Суслова. Впоследствии Ольга Суслова уехала учиться и работать в рамках «Фрейдова поля» в Париж.

Вокруг чтения текстов Лакана объединяется несколько человек. Семинары сезона 2001/2002 годов были посвящены разбору книги 1 семинаров Лакана «Работы Фрейда по технике психоанализа». Чтения проходят в Музее по вторникам. Ведущий семинаров, философ — Гаррис Рогонян. Также регулярно проходят лекции в рамках лакановских чтений по текстам Фрейда.

Семинары сезона 2002/2003 годов были посвящены работе над книгой второй семинаров Лакана «Я» в теории Фрейда и в технике психоанализа». Параллельно начинает функционировать семинар по книге 5 «Образования бессознательного». Начинает функционировать клиническая картель по теме «Клиника невроза навязчивости».

13 апреля 2003 в день рождения Лакана состоялась лекция Виктора Мазина «Отрицание Фрейда». 20 апреля 2003 лекция Ирины Макаровой «Форклюзия: становление субъекта Жака Лакана». Сентябрь 2003 года начинается с нескольких лекций в рамках «Лакановских семинаров»: Виктор Мазин «Стадия зеркала», Гаррис Рогонян «По мотивам Римской речи», Айтен Юран «Введение в Лакана». Несколько лекций Родиона Трофимченко посвящены рассмотрению творчества Кафки и Швангмайера сквозь призму лакановского психоанализа. Мероприятия в рамках лакановских чтений привлекают новых людей, заинтересованных в чтении Лакана.

7 ноября 2003 года открывается новый цикл лакановских семинаров: для вновь пришедших функционирует семинар по книгам 1 и 2 семинаров. Продолжается работа над книгой 5 – «Образования бессознательного». Начинает функционировать клиническая картель, цель которой — разбор клинических случаев через понятия лакановского психоанализа. Работа картели движется в прояснении этического пространства лакановского психоанализа, связанного с местом и позицией аналитика, не совпадающим с адаптивными и иными «приручающими» психотерапевтическими практиками.

14 апреля 2004 года ко дню рождения Лакана приурочен калейдоскоп–симпозиум. Выступают Виктор Мазин, Айтен Юран, Иван Смирнов, Елена Кацова, Леонид Заостровский, Елена Загоскина и Осанна Наджафова. В фокусе рассмотрения – четыре концептуальных понятия психоанализа. Такой формат празднования дня рождения Лакана становится привычным в последующем.

Сентябрь 2004 года начинается с чтения 11 книги семинаров: «Четыре фундаментальных понятия психоанализа». 12 апреля 2005 года в Музее отмечается «День рождения Жака Лакана в День Космонавтики». Мероприятие состоит из двух частей. Часть первая представляет собой выступления Виктора Мазина «Космоса не существует», Айтен Юран «Топика Лакана» и Владимира Рискова «Жак Лакан OUT OF SPACE». Вторая часть называется «Письмо, похищенное с третьей планеты» и представляет собой комментарии к мультипликационному фильму «Тайна третьей планеты» Wladimir VELMINSKI (Berlin).

В этом же году начинается публикация Лакановских тетрадей. Лакановские тетради — серия книг, нацеленная на расширение поля восприятия идей Жака Лакана. Задача серии — проследить те трансформации, которые претерпевает лакановская мысль сегодня. Редакторы серии Виктор Мазин и Гаррис Рогонян отмечают: «важны не «лакановские доктрины» «как таковые», но их множественное употребление».

28, 29 мая 2005 года Ольга Суслова инициирует проведение первой ежегодной лакановской конференции. Участники конференции Алан-Дидье Вайль (Париж), Мишель Маландран (Париж), и Паскаль Шампань (Брюссель). Конференция посвящена разбору главы из книги А.-Д.Вайля «Три логических времени», а также работе с детьми в диспозитиве «Зеленого дома» (Ф.Дольто).

Сезон 2005/2006 года связан с продолжением работы над 11 семинаром Лакана. В начале 2006 года в рамках лакановских семинаров проходит ряд мероприятий, посвященных лакановскому прочтению случая Человека-Волка. С 24 февраля по 26 февраля учебный семинар по тексту З.Фрейда (Виктор Мазин) сопровождается выступлениями: Айтен Юран «Парадигма визуальности в «Сновидении с волками», Осанна Наджафова «Человек-волк как пограничный случай аналитической филологии» и Гаррис Рогонян «Психоанализ и достоверность». Программа сопровождается выставкой графики Виктора Тихомирова «Преодоление волка».

14 апреля 2006 года к 105 летию Жака-Эмиля Лакана проводится микроконференция «Аналитик с волками», вновь вокруг лакановского взгляда на случай Сергея Константиновича Панкеева. Выступают: Айтен Юран «Утрата реальности в сновидении с волками», Леонид Заостровский «Возвращаясь к первосцене» Осанна Наджафова «Стереообраз сновидения», Дмитрий Ольшанский «WolfMan: метонимии психотического языка», Виктор Мазин «Мертвая буква». Микроконференция сопровождается просмотром короткометражного фильма Дэвида Линча «Алфавит».

30 апреля 2006 года в рамках продолжения программы Истории Человека-Волка состоялась «аудиовизуальная трансляция»: текст, декламация — Виктор Мазин; корень звука — Гермес Зайготт; анимация — Антон Часовских; декламация, голоса — Сергей Ануфриев.

В июне 2006 года Ольга Суслова проводит второй ежегодный лакановский семинар на тему «Аутизм». Вторая часть конференции посвящена клиническому разбору случаев.

Сезон 2006/2007 представлял собой работу над второй частью 11 семинара Лакана. Для вновь пришедших заинтересованных людей был еще раз прочитан первый семинар.

С 03 октября 2008 начинаются чтения XVII семинара.

Все эти годы лакановские семинары продолжают работать по вторникам и пятницам в Музее. Лакановские семинары открыты для всех вновь приходящих. В рамках семинаров проводятся конференции, симпозиумы, разборы клинических случаев. «Лакановская группа» сложившаяся за эти годы открыта для научного сотрудничества.

Айтен Юран

Творчество Лакана предстает событием в постсовременном дискурсивном поле знания, в понятийном его оформлении. Но встреча с текстами Лакана также может стать событием в истории поисков собственного смысла, собственных субъективных истин, собственных линий желания, событием, не знающим конца, требующим труда символизации, труда узнавания/ заполнения/преодоления пространства движения к Лакану. Стиль Лакана, являющий собой утонченность и красоту в избыточности символизации, поражает напором смысла, текст вовлекает в особые отношения со словесностью, в предельную чуткость к его обертонам, позволяя вновь прочувствовать хайдеггеровское: язык не имеет оснований, ибо основание – это он сам. Текст Лакана провоцирует чувство «метафизического головокружения» в причастности к основаниям субъективного построения, связывая воедино слово и желание, и этим являя собой речь без конца, речь в кружениях, в поисках, речь, лишенную пределов, при этом речь, очерчивающую в повторении четкую структуру… Текст неизменно вовлекает в ступенчатую структуру прочтения, это текст как сказал бы Барт, с «зыбкими кавычками», никогда не закрывающимися, свидетельствующими о тексте дрейфующем по течению, в дифракции и волновом рассеянии смыслового ядра. Бесконечность речи – в тщетности схватывания избытка означивания, очерчивающего вечную нехватку, лежащую в основе субъективации. Все сказанное – полная аналогия с происходящим в собственно клиническом пространстве, которое точно также требует заполнения собственным пониманием, собственным усилием движения, которое разворачивается в особом субъективном времени, — конечном и бесконечном одновременно… Бланшо как-то сказал о семинарах Лакана: «это вид рефлексии, затребованный чем-то необычным. Он не признает то, на что нацеливается, каждый раз все начинается снова в решении подвергнуть себя незнаемому». Этим «чем-то необычным» предстает желание, но наслаждение от текста (вновь в бартовском смысле) – это отнюдь не то, что отвечает желанию, а то, что захватывает его врасплох, «перехлестывает, сбивает с толку, увлекает своим течением». Очередная иллюзия схватывания, оборачивающаяся укоренением в тексте, вновь рассыпается в мозаику, требуя нового усилия понимания. Это похоже на детское чувство изумления, когда малейшее прикосновение к калейдоскопу в молниеносный миг складывает новую картину.

…Семинар живет в пространстве Музея вот уже шестой год. Сюда приходили и приходят разные люди, кто-то оказываясь заворожен одной строчкой текста Лакана, не мыслит себе дальнейшее существование вне его, кто-то так ничего и не найдя для себя уходит. Не знаю, сколько ему еще отмерено, но, думаю, что воспоминания об этом удивительном пространстве циркуляций желаний будут центральным звеном моих воспоминаний о будущем…

Екатерина Наумова

Я принимаю участие в семинарах не так давно, но уже вошла во вкус. Музей сновидений Зигмунда Фрейда стал родным домом, хожу туда как на работу. Работу, безусловно, любимую…

В чем заключается смысл семинаров?
В нас самих. Мы производим смысл. Мы есть сообщение смысла и его циркуляция. Cеминары это то, что между нами, что позволяет нам прикоснуться к смыслу. Cеминар даёт возможность “войти в контакт” --- начать представлять смысл друг для друга.

Итак мы говорит – и мы говорим ( как минимум 2 раза в неделю, начиная с 5 часов вечера) и это УНИКАЛЬНОЕ событие, чья единичность и единство заключается во множественности!

Хотя……Кто говорит….?
Конечно, мы не только говорим, но при этом ещё умудряемся слышать Других и делать пометки в наших “Чудо-блокнотах” – это то необычное, что делает нас особенными…

Скажу одно: Я получаю удовольствие от посещения семинаров.
Лакан, будучи самым сложнейшим мыслителем, который когда-либо жил на планете, естественно не оставляет времени для скуки. Дает богатую микроэлементами пищу для размышлений.

На одной нашей встрече мы обсуждали 5 семинар Лакана главу “Желание и наслаждение”. Там есть отрывок, в котором Лакан неоднозначно рассуждает о любви. В ходе дискуссии было высказано много разных точек зрения, но к определенному выводу мы не пришли. Основной вопрос заключался в том, что есть это нечто,которое субъект приносит в дар в любовных отношениях, и чего сам при этом не имеет? И вот как мне увидился ответ на этот вопрос в свете нашего семинара:

Основное желание человека – это желание любви.
Человеку необходимо быть признанным со стороны Другого.
Признанным в своём отличии от Другого, быть признанным не смотря на это отличие и благодаря ему. Таким образом человек убеждается в своём существовании, в противном случае, его нет.

Лакан определяет любовь как отношения, в которых cубъект приносит в дар нечто такое, чего он, по сути дела, не имеет.Cама возможность включиться в отношения, которые относятся к разряду любовных, предполагает наличие того фундаментального для субъекта знака, которым его признание или уничижение опосредованно.

О каком знаке идет речь?
Знак Судьбы, Провидение, Замысел Творца – это чистая случайность Реального, которая даруется субъекту Другим, которая раскрывает глубочайшие истины субъекта, является осуществлением его желаний.

Но в случайной встрече с Другим субъект усматривает знак Судьбы постфактум, когда любовь уже свершилась. Тем самым дар субъекта Другому — это свобода выбора. Выбор сделан именно Другим, а не самим субъектом. Тем самым субъект покорился требованию Другого, подтвердил и одобрил решение Другого.

В событии любви всегда имеет место момент, когда Реальное “начинает говорить”, а знак обретает самый высокий смысл, происходит полное совпадение Реального и знака. Так случается любовь.

Что же дают семинары, посвящённые Лакану?
Они дают то, чего у нас нет.

Семинары о Лакане это всегда больше чем Лакан …

Пётр Силин

Чтением Лакана не получается заниматься по чуть-чуть. Это то, что захватывает целиком. Поначалу, читая Лакана, мы не просто попадаем в атмосферу иностранного языка, где нам знакомо очень мало слов, но мы оказываемся захвачены этим языком, вернее – самой речью Лакана, порабощены его дискурсом. «Как страшно», — скажет человек со стороны, «у них там секта», — прокричит незадачливый психотерапевт, «ЯЗЫК – ЭТО ФАШИСТ» — ответит всем им разом Ролан Барт.

Опыт руководит нами, язык понуждает говорить. Каждое новое прочтение даже малого фрагмента Лакана открывает новый угол зрения и новую высоту. Это как бесконечно ценный текст сновидения, который при каждом новом взгляде на него позволяет запуститься новой интерпретации, новому толкованию, новым мыслям, всё ближе и ближе приближающих нас к истине.

Что такое лакановские семинары? Ответов много. Даёт его и сам Мэтр: «Сотрудничество в плодотворном общении», «Возвращение к психоанализу в аналитическом изучении его самого».

Здесь нет ведущего, нет учителя. Здесь все ученики, ищущие ответы на свои вопросы.

Что я сейчас делаю? Я пересказываю первые главы первого семинара. Завтра я открою его снова и говорить я буду уже о другом. В этом, наверно, и состоит специфика лакановских текстов – они заставляют думать. И если у человека возникает желание читать, желание задаваться вопросами и искать на них ответы – двери Музея сновидений открыты для него.

Каждые вторник, среду и пятницу Музей сновидений прерывает молчание. Начинает звучать речь. Здесь происходит психоанализ.

Лариса Николаева

Почему Лакан?

Теория Лакана, для меня, — высшая математика психоанализа, некое неочевидное, недоступное, парадоксальное знание. Я изучала разные теории, перечислять их не вижу смысла, но все они казались мне слишком простыми, все объясняющими, раскладывающими по полочкам, слишком очевидными. А главное, от них всегда оставалось впечатление красивой лубочной картинки, но при этом плоской, пустой, не наполненной смыслом. Лакановский же дискурс привлекал, заманивал, завораживал, но попытки читать заканчивались печально — я понимала только то, что ничего не понимаю, но мне это нравится : На семинары очень долго ходила просто слушать, и если мое Я ничего не слышало, то что-то другое во мне и слышало, и понимало и принимало, а главное заставляло идти снова. Желание, влечение, я, другой, перечеркнутый субъект, зияние, наслаждение, реальное, все эти и другие слова звучали как музыка, сплетались в какой-то узор, которой только потом, в последействии, стал наполнятся смыслом. И к удовольствию от слушания, постепенно стало прибавляться удовольствие от понимания.

Сейчас уже что-то уложилось, понялось, но впереди еще много неизвестного, знаю что все что сейчас понимаю еще придется пересмотреть, перепонять, передумать. В Лакане всегда есть перспектива увидеть все поновому, и это привлекает.

Ирина Север

Все мы знаем, как часто люди делятся своими печалями и как редко – радостями.

Пользуясь случаем, я поделюсь своей радостью.

Мне повезло. Точнее, хотя это звучит не совсем «по-русски»: я нахожусь «в состоянии везения». Это состояние постоянного обнаружения подарка, обнаружения открытия. Это состояние сопричастности к открытию, открытию, которое ты делаешь сам (или оно открывает тебя?). Это состояние удивления и радости.

Что такое лакановский семинар? Это группа «свободных» людей (в частности, вход и выход свободны), которые собираются вместе читать Лакана, потому что у них есть желание. Вы спросите, какое такое желание? У каждого свое. Само чтение лакановских текстов – это и есть возможность что-то узнать о своем желании, о желании другого, о своем желании через желание другого.

Ребенок рождает в мир языка. Ребенок захватывается языком, он им захвачен. Есть ли у малыша возможность не «поддаться» языку, вырваться из его власти? Но как тогда он сможет узнать что-то о своем желании (узнать свое желание), как желание сможет узнать его, как он сможет стать желающим субъектом, как он сможет научиться любить?

Для меня вхождение в тексты и речь Лакана явили возможность «повторить» опыт ребенка. Соблазн языка, сопротивление языку. Невозможность понять, «схватить» — поначалу тревожила и даже злила. И вдруг «неожиданное» означающее организовывало и структурировало хаос моей «шкатулки означающих» (у Лакана красиво – «сокровищница означающих»). И вдруг опять «все рассыпалось». И вновь круг повторялся. Теперь уже «новое» означающее вновь реконструировало «предшествующий опыт».

Я больше не сержусь на Лакана, когда не получаю от него прямого ответа Его (мой) ответ, решение я найду, когда буду к нему готова – готова услышать.

Лакан никогда не изменяет своей позиции – позиции психоаналитика – он не отвечает на требование, на наше требование, на мое требование. Вернее, он отвечает на него, его не удовлетворяя. Именно это и заставляет думать, искать, удивляться, изумляться и открывать. На мой взгляд, наиболее важен, удивителен и восхитителен сам путь, сам процесс. Где, как не здесь (про)явлена работа по структурированию бессознательного? Где, как не здесь происходит формирование и становление психоаналитика – как в отношении теории психоанализа, так и психоаналитической клиники?

Анна Федорова

На лакановских семинарах я встретилась с необычной формой ведения дискурса, вне суждений добра и зла, вне понятий «хороший» и «плохой», или «здоровый» и «больной». Это был дискурс аналитический, и неудивительно, учитывая особенности встреч. Подобное обращение с означающими я уже встречала в ситуации прохождения собственного анализа. Возможно поэтому эти встречи показались знакомыми.

Несмотря на то, что после первой встречи в твинпиксовской комнате музея Сновидений, я не поняла практически ничего. Сложный лакановский язык, склонность участников к философскому образу мысли. Но сложность языка оказалась преодолима, при желании найти ответы на бесконечные вопросы лакановских текстов.

Есть ли ответы? Их множество. В поиске смысла открываются смыслы. В поиске истины – истины. Если идти в направлении свободных ассоциаций, то наши встречи напоминают открытый для всех желающих процесс психоанализа. Анализируемый — текст Лакана, он же ускользающий объект «а», разнообразные интерпретации участников, свободные ассоциации, глубокая полная речь, большой Другой — Лакан. И только аналитик и анализируемый периодически меняются ролями.

Когда идёт дискурс, я проникаюсь речью участников, речью свободной и глубокой, пленена нашим общим желанием (и желанием Лакана, в частности) идти вперёд, искать и находить, не довольствуясь удобными шаблонными понятиями.

Антон Кузов

В связи с проектом этого сайта мне вспомнилась одна история. На одном из наших семинаров обсуждался экспериментальный перевод небольшого фрагмента текста Лакана. В тексте было выражение «inventer l’objet», переведенное, соответственно, как «изобрести объект». Переводчица, однако, сомневалась; она ждала, что лучше знакомые с теорией Лакана участники семинара помогут ей подобрать другой вариант.

Данный перевод емкого выражения был наиболее точен, он передавал как факт обретения, так и смысл отчуждающей «инвентаризации», «из-обретения». Но, прежде всего, он был буквален, прост. Не эта ли простота выражения провоцировала ожидание того, что некая авторитетная инстанция что-то бы здесь отредактировала или добавила, что, может быть, надо даже предугадать это добавление или редакцию?

Думается, проект будет иметь особые шансы на успех в том случае, если удастся сдержать такого рода провокацию и сохранить «буквальность» при проекции лакановской мысли в этот новый формат – даже при том, что такая буквальность породит фрагментарную форму репрезентации. Я даже полагаю, что для достижения такого эффекта именно «фрагменты» – схема, граф, абзац текста или же просто цитата Лакана – лучшим образом организуют на этом сайте пространство возможного комментария, ассоциаций и обсуждения.